Воспоминания Назаровой В.И.

Автор:adminww

Воспоминания Назаровой В.И.

   Мне хочется написать о моем военном детстве и о моей маме, на плечи которой, как и многих других, на чьи плечи легли все тяготы войны.
   Отец мой умер в 1943 году дома. Я помню, как мы с ним пекли картофельные очистки. Отец мой был очень болен, и мы с ним оставались дома, а мама уходила на работу. Я её почти не видела, так как она уходила на работу — я спала, и приходила — я спала.
   Все тяжелые работы выполняли женщины и дети, которые рано взрослели: валили лес, сучки обрубали и на веревках таскали бревна к берегу, укладывали в штабеля. Мальчишки рано становились не по годам серьезные. Лес возили на лошадях, нужно было их сдерживать, потому что колея скользкая. Если не сдержит лошадь — лесин подкатятся к лошади и ломают задние ноги. Лошадь дорезают, мясо отдают рабочим. А мальчишка бедный плачет, ему и лошадь жалко, и спросят как со взрослого.
   Когда же весной река освобождалась от льда, бревна сталкивали в воду. Часто образовывался затор, и тогда наши мамы по горло воде его разбирали. Однажды моя мама пришла с работы пораньше и сказала, что завтра все дети будут помогать разбирать затор на реке. Наутро все были на берегу. Мы, малыши, таскали сухие ветки для костра. Женщины с баграми поочередно выбегали на берег, чтобы вылить холодную воду из сапог и немного погреться, а потом снова в воду. Затем следующие выходили, а мы подкладывали ветки в костер. После всего увиденного нам, тогда еще крошкам, даже не хотелось играть. Мы старались хоть чем-то помочь нашим мамам.
   Как-то дали женщинам выходной, а мы, ребятишки, решили сделать им приятное: нарвали цветов и каждый своей маме принес букетик. И я своей принесла. Как она радовалась, целует меня, а сама плачет. В такие дни мы не отходили от матерей и замечали, как тускнеют от тяжелой работы их глаза и лица, рано появляются морщины.
   Хорошо помню тот радостный День Победы. Все собрались на площади, и по радио объявили, что закончилась война. Женщины как будто окаменели, и раздался такой плач, что показалось, будто весь мир в слезах. Мы, дети, тоже ревели. Но вдруг где-то заиграла гармонь, и наши матери как бы очнулись и пошли в пляс. И сколько же было радости в материнских и детских глазах! наши мамы, красивые, молодые, задорные, так искрометно плясали, что казалось, им нет усталости! До утра веселился народ. А проснувшись рано утром, не открывая глаз, я пощупала рукой место, где спала мама, но ее не было — ушла на работу. Но с этого дня наши мамы стали приходить домой пораньше.
   Когда закончилась война мне было 5 лет.
   После войны хлеба стаи давать больше. Нам давали 1,5 булки черного хлеба на двоих. Ешь его, а в язык занозы впиваются. Язык распухнет весь, но ведь кушать все равно хочется. Как-то послала меня мама в магазин. Я смотрю: лежит белый хлеб, он конечно синий на вид, но все равно лучше, чем черный. Продавец говорит: «Если возьмешь белый — его будет очень мало, мать ругать будет». А я говорю: «Свешайте белого». Получилось хлеба очень мало, всего полбулки и маленький привесок. Я пока до дома шла, привесок сосала как конфетку, так уж было вкусно. И вот уже годы пролетели, а я как берусь за хлеб, так вспоминаю то тяжелое военное детство. И хоть не было оно счастливым, но оно все же было благодаря заботам наших матерей. Всем им низкий поклон.

Назарова Валентина Ивановна, 1940 г. р. с. Сизая

Об авторе

adminww administrator

Оставить ответ